Образовательный сайт Мушкатовой Марии Сергеевны
Консультации о поступлении
Заочное дистанционное образование с получением государственного диплома Московского государственного индустриального университета (МГИУ) через Internet

 

Реклама:

 

Реклама:



Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 

 

 

 

Вот они все идут по церковному двору.

Вот трещат ракеты и бегут мальчишки с фигурками быков и масками на шестах. Вот трезвонят во все колокола на всех колокольнях Гуанахуато. Вот показались красный нос и черные усы Иуды. Вот они все идут по церковному двору. Его отец, тетя, он. Вот к ним присоединяются мужчины и женщины, которые пришли праздновать Воскресение. Вот они преклонили колени перед исповедальнями. Вот они принимают причастие. Вот хор затягивает пасхальный гимн. Вот все выходят из храма, чтобы вместе с народом веселиться на открытом воздухе. Вот они идут, идут медленно, мелкими шагами.церква

Он чувствует тела многих людей рядом с ним, каждое по-особенному прижимается и пахнет рядом с ним. Мыло выскользнуло, и Налог, нащупывая его, наткнулся на твердое колено и провел рукой но этой ноге, странной, будто чужой, такой длинной и жесткой. Он вышел из ванны. Завернувшись в полотенце, он попытался увидеть новое в своем лице.

Город с домами из благородного камня в центре и с сельскими окраинами сохранил веру. С выжженных солнцем холмов спустились земледельцы. Из Сан-Мигеля пришли группы индейцев с бубенцами на ногах и погремушками на запястьях. У балконных решеток появились старики, дети пробираются в плотной толпе синих платков и соломенных шляп. На каждом углу лотки с водой, фруктами, цветами. С далеких, причудливо вырезанных гор Валенсианы несется пыль. В воздухе слышится запах гари, но также навоза, влажных мостовых, айвы. Одни запахи идут от земли, другие от лотков, от переполненных едой стенных шкафов, которых так много в домах этого города, едва тронутого современным комфортом.

За переплетами белых шкафов хранятся круги свежего сыра и варенный в молоке рис, печенье и гроздья вишен, и откупоренный ромпопе, и фруктовая настойка, пастила из гуайявы, марципаны. Смесь всех этих запахов чувствуется в воздухе даже в Великую субботу. Гуанахуато— город, где любят десерт и укрепляющие напитки, где в еде, как и во всем быте, больше ценят причудливые украшения на ореховом торте или на алтаре, чем производительность рудоплавильной печи.

Окруженные этими запахами, этим праздничным духом, все выходят на улицы, на площади, чествуя великий день христианства. Пожалуй, более великий, чем вифлеемская ночь. Ибо в этот день обретает смысл все, предвещанное рождеством. Спаситель умер за всех. И, воскреснув из мертвых, всем обещал спасение от скорби и одиночества. Всем сказал, что жить ради братьев своих — как он приял смерть — значит обеспечить себе жизнь вечную в сообществе людей. И правда, кто сумеет возлюбить своих братьев, всегда будет жить в них, и в их детях, и в детях их детей. Из-за того что это было некогда сказано, сегодня Асунсьон Балькарсель шла по спускающейся вниз улице к храму Иезуитов.

Сегодня, как всегда, она вела Налог за руку. Она не заметила, что он вырос. Ради великого праздника шел за сестрой и своим сыном коммерсант Родольфо Себальос в том же черном костюме, что накануне, шел своей обычной тяжелой походкой, скрестив руки на груди.


{SHOW_TEXT}

Дядя и тетя не должны знать об их встречах Мальчик, чьи глаза были прикованы к распятой фигуре, не смог бы выразить свое чувство словами Правила христианского поведения равно обязательны для всех По правде сказать, Налог не очень-то слушал дядю.  Принимая ванну, Налог с радостью думал о предстоящем зрелище.  Налог все время стоял на коленях Разговор этот медленно входил в сознание мальчика У этого ребенка нет матери, и я тебе не позволю его портить. Серый теткин кот подошел к хозяйке и сладко замурлыкал у ее ног.  Мальчик и котенок затевают ласковую игру