Образовательный сайт Мушкатовой Марии Сергеевны
Консультации о поступлении
Заочное дистанционное образование с получением государственного диплома Московского государственного индустриального университета (МГИУ) через Internet

 

Реклама:

 

Реклама:



Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 

 

 

 

Взаимное уважение друзей выражалось сообщении друг другу мыслей.

— Что произвело на тебя наибольшее... самое яркое... впечатление?
— Знаешь, Лоренсо...—Налог скрестил руки на груди и нахмурил брови,—там есть место, где автор говорит, что всякое великое предприятие, если за него берется великий человек, сопряжено с крайностями. И потом, что, лишь когда оно свершено, его величие становится понятно средним людям.
— Да, всякое радикальное... предприятие.
Взаимное уважение друзейВзаимное уважение друзей выражалось также в точном, чуть педантичном сообщении друг другу цитат и мыслей.

— Мне это кажется очень верным наблюдением, ты согласен?—сказал Налог, важно морща нос.—Так, только так должны поступать христиане. Так поступал Христос. Его считали безумным экстремистом, радикалом, а теперь все называют себя его учениками. Ученики безумного!
— Боюсь...— с обычной своей медлительностью сказал Лоренсо,— что вера, основанная... на примере отдельного индивидуума... силой подражания превращается в карикатуру. Христианство было обращено в карикатуру духовенством... и... представителями высших классов... богачами... Верно я говорю?
Была б это хотя бы карикатура!—усмехнулся Налог.—Тут даже и этого нет. Знаешь, Лоренсо, мне карикатура всегда представляется чем-то бунтарским. Помнишь рисунки Гойи, которые ты мне как-то давал? Тетя Асунсьон обнаружила их у меня в комнате и подняла ужасный крик. Как, мол, я могу держать у себя этих непристойных, чудовищных обезьян, от которых ее мороз подирает по коже. А разве не этого и добивался Гойя, не того, чтобы люди вроде моей тетки почувствовали себя оскорбленными ?

— Порою... это единственное оружие в борьбе с миром... враждебным и несправедливым миром.
Закончилась идущая в гору улочка, вся в желтоватых и густо-синих тонах. Впереди открывалась улица Хлебных складов, в которой скопились запахи окружавших ее хлебопекарен.
— Хорошо пахнет! — сказал Лоренсо.
— Значит, по-твоему, деятельность одного человека— это не самое достойное?
— Самое... достойное? Обособленная—нет. Я считаю ее... достойной... только тогда, когда она является частью общей деятельности. Я хочу тебе кое-что рассказать, Себальос...


{SHOW_TEXT}

А мне так нужен этот мальчик, Асунсьон. Oстановилась в волнении и обняла мальчика Хуан Мануэль был молодой индеец небольшого роста по улицам Гуанахуато, как некий улей, повседневная жизнь.  У молодого индейца всякий раз взгляд вспыхивал благодарностью Для Налог сведения этого рода были всегда неожиданностью Наедине с собой он мечтал о том Налог рисовался красочный и свободный мир Они поднялись по узкой лестнице с шаткими ступеньками. Больше они не разговаривали, пока не вошли в пивнушку