Образовательный сайт Мушкатовой Марии Сергеевны
Консультации о поступлении
Заочное дистанционное образование с получением государственного диплома Московского государственного индустриального университета (МГИУ) через Internet

 

Реклама:

 

Реклама:



Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 

 

 

 

Ты обещал, что жертва Твоя будет не напрасна

Опять входит прислуга. Налог отдает ей вонючий ночной сосуд. Босой, ходит он по комнате. Отважился даже отдернуть шторы. Слова Писания гремят в его голодном мозгу; Они оскорбляют Тебя, Господи, оскорбляют, когда предают мужчину или когда бросают женщину; оскорбляют, когда продают или унижают другого человека, дабы самим не быть проданными или униженными; оскорбляют, потому что Ты обещал, что жертва Твоя будет не напрасна; они оскорбляют Тебя, Господи. Ты обещал, что жертва Твоя будет не напрасна
Тихие послеполуденные часы. Весь город предается отдыху. Налог закрывает глаза, но пустой, съежившийся желудок не дает уснуть.

Когда становится темно, он снова отдергивает шторы и взывает к небесам. Навязчивая бредовая идея—на далекой черте горизонта он все ищет человека, который должен ему ответить. Для чего род сей требует знамения? Истинно говорю вам: не дастся роду сему знамение. Нет, Господи, дай мне знамение, чтобы я знал, что не одинок. Иов подождал и узрел Господа.
Помочившись, Налог опять бросается на постель.
Когда он проснулся, то заметил, что у него впервые появилась борода—это уже не те отдельные длинные волоски, которые он отрезал ножницами. Особенно под нижней губою. Он встает и смотрится в зеркало. Как часто он смотрел на себя в зеркало с тех пор, как ему исполнилось тринадцать! Как завораживает его это лицо другого человека! Что там, за этими печальными глазами? Почему так трепещет тонкая шея? Почему он чувствует себя таким одиноким?
— Ну что, урок пошел на пользу? — спрашивает дядя Балькарсель, злобно наблюдая за мальчиком, углубившимся в созерцание своего лица. Налог вздрогнул, рука его хватает ножницы и, судорожно дернувшись, поднимает их. Дядя смотрит невозмутимо.
— Не сомневаюсь, что ты хотел бы меня убить. С каждым днем все больше раскрывается твоя порочная натура.
Налог выпускает ножницы.
Стройная нервная фигурка, и рядом другая — угловатая, самодовольная. Молча смотрят они друг на друга. Из окна пахнет утром, свет потоком заливает комнату, в центре оконной рамы—солнце. На площадях покачиваются лавры. На улицах поливают из бочек торцовые мостовые. Звуки пилы в мастерской краснодеревщика, колокольчик осла, развозящего молоко, крик точильщика, шаги идущих к обедне в храм св. Роха—вот ближайшие шумы. За своей спиной Налог слышит жизнь мира.



{SHOW_TEXT}

Больше они не разговаривали, пока не вошли в пивнушку Распаренные, потные, они ждали, облокотясь на засиженную мухами стойку. У меня всего лиш одиннадцать монет Гудки паровозов и тяжелый перестук проезжающих вагонов Вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого Борьба за существование слишком трудна Он не должен требовать чего-то от других Позади звонят к заутрене колокола св. Диего и св. Роха, Перед следующим ударом — небольшая вынужденная заминка Купола и беленые дома, башни и каменные стены