Образовательный сайт Мушкатовой Марии Сергеевны
Консультации о поступлении
Заочное дистанционное образование с получением государственного диплома Московского государственного индустриального университета (МГИУ) через Internet

 

Реклама:

 

Реклама:



Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 

 

 

 

по улицам Гуанахуато, как некий улей, повседневная жизнь.

Несмотря на все это, никто бы не сказал, что Хуан Мануэль некрасив. Его удивленные, открытые на мир глаза, светящиеся тайной радостью, озаряли лицо, в котором читались воля и духовная энергия. Как невыразимо изящны были простые .жесты Хуана Мануэля! Какое невольное почтение внушала его бесхитростная естественность! Несомненно, эти качества и спасли его от обычного у учащихся на подготовительном отношения к деревенским.Каждую субботу по вечерам—как и в этот вечер — Хуан Мануэль бродил с Налог по улицам и площадям Гуанахуато. «Рай, закрытый для многих»,— таким виделся юному Лоренсо город Гуанахуато, небольшое прибежище множества людей, город, где так приятно ходить не спеша и разговаривать, волшебный город с каменными лабиринтами и меняющимися на протяжении дня и ночи красками. Такова была академия, в которой пробуждался разум двух друзей.

как некий улей, повседневная жизнь. Да и есть ли иная начальная и истинная школа раскрытия личности, чем долгие и почти безмолвные прогулки с другом отрочества, первым, кто относится к тебе как к мужчине, кто слушает тебя, первым, с кем ты делишься впечатлениями от прочитанного, зарождающей- с я мыслью, новым планом жизни? Этим-то и обогащали друг друга Хуан Мануэль и Налог в субботние прогулки. Жизнь города, протекающая при открытых окнах, возбуждала их наивную любознательность. Когда спускаешься к подымаешься по улицам Гуанахуато, по этим старинным узким, улицам XVII века, глазам предстает, как некий улей, повседневная жизнь.

Вот -за зарешеченным окном желтолицая старуха, бормоча молитву, перебирает четки; вот за другим—пятеро малышей в белых нагрудничках, прильнув к решетке, лижут железные прутья и орут веселым хором; а вот там девушка, зардевшись и опустив глаза, подает руку своему любезному. Стелют постели, штопают носки, пьют прохладительное, потягивают шоколад, обсуждают новости и сочиняют сплетни, глазеют на проходящую мимо жизнь, ждут, полулежа в качалке, прихода смерти, делают детей, метут полы и сидят у одра покойников; и все это происходит при открытых окнах, смотри кому не лень. Но также—с удивительным спокойствием, в удивительной тишине. На этом открытом взорам существовании лежит гнет глухого одиночества. То, что на других широтах, у другого народа было бы празднеством и шумным дружеским весельем, в Гуанахуато—безмолвное, напряженное течение будничной жизни между двумя ее пределами—колыбелью и саваном.


{SHOW_TEXT}

Cыночек, надо бы осмотрительней подбирать друзей Возглас тетки был остановлен риторическим жестом Балькарселя А мне так нужен этот мальчик, Асунсьон. Oстановилась в волнении и обняла мальчика Хуан Мануэль был молодой индеец небольшого роста У молодого индейца всякий раз взгляд вспыхивал благодарностью Взаимное уважение друзей выражалось сообщении друг другу мыслей. Для Налог сведения этого рода были всегда неожиданностью Наедине с собой он мечтал о том Налог рисовался красочный и свободный мир