Образовательный сайт Мушкатовой Марии Сергеевны
Консультации о поступлении
Заочное дистанционное образование с получением государственного диплома Московского государственного индустриального университета (МГИУ) через Internet

 

Реклама:

 

Реклама:



Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 

 

 

 

Как далеки... мы, такие, как мы есть, от того, чем могли быть.

— Болен! — процедил сквозь зубы Балькарсель.— Здесь в доме нет больных. Просто все мы... немного утомлены и нервны, и только. Больше чтоб не было никаких разговоров о болезнях,— заключил он, стараясь овладеть собой, найти нужную формулу осуждения, но, так ничего и не придумав, встал из-за стола, опираясь руками на зеленую бархатную скатерть, и пожелал, чтобы ему подали кофе отдельно, в библиотеке с почерневшей кожаной мебелью. Опаловый свет лампы падал на скатерть, выделяя светло-зеленый круг: по краскам место действия напоминало игорный дом. Трое за столом молчали. Тетка и Налог делали вид, что не замечают неподвижного взгляда, застывшей улыбки Родольфо Себальоса.

 Как далеки... мы, такие, как мы есть, от того, чем могли быть.Отец пожирал глазами сына. Налог опустил голову и, пробормотав извинение, вышел из столовой. Несколько минут брат и сестра не обмолвились ни словом, прислушиваясь сперва к шагам мальчика но каменному полу коридора, затем — к странно отчужденному ритму маятника больших часов. Обе фигуры с опущенными головами находились вне зеленоватого светлого круга. Ночная сырость мрачной комнаты стала спускаться с потолочных балок, распространяться от оклеенных обоями стен. Родольфо положил на стол руку в веснушках и сероватых венах и начал вертеть ложечку. Асунсьон, скрестив руки под шалью, думала о том, как это правильно—никогда не говорить правды, никогда не ранить правдой своих близких. Правила, советы, усвоенные от родителей, которые также усвоили их от своих родителей: малая житейская мудрость, передающаяся из поколения в поколение, равнодушная к личности каждого нового существа, пригодная на все времена.

— Как далеки...
— Что?—спросила Асунсьон, когда брат прервал молчание. В лице Родольфо было что-то бесповоротно определившееся, как будто черты его уже никогда не изменятся.
Как далеки... мы, такие, как мы есть, от того, чем могли быть.


{SHOW_TEXT}

Налог поцеловал руку Обрегону и подошел Родольфо сознавал, что утратил любовь сына В часы бессонницы было наблюдать восход солнца. У него появилась страсть к портретам родственников Но с уст Родольфо не сходила застывшая улыбка паралитика.  Сестра Асунсьон слушала Родольфо, чопорно выпрямившись Он закрыл глаза, глубоко вздохнул и вышел из столовой. «Мы живем недолго,—говорил невнятный голос.— А умираем долго, очень долго».  Рано или поздно это ждет всех нас. С кладбищенского холма свинцовые тучи быстро неслись