Образовательный сайт Мушкатовой Марии Сергеевны
Консультации о поступлении
Заочное дистанционное образование с получением государственного диплома Московского государственного индустриального университета (МГИУ) через Internet

 

Реклама:

 

Реклама:



Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 

 

 

 

Для нее были непонятны бурные события Революции

Гильермина приняла несколько решений: продать рудники за хорошую цену, которую предлагали английские компаньоны Пепе, поручить надзор за землями управляющему, выдать дочь замуж в пятнадцать лет и подготовить Родольфо к тому, чтобы он в будущем, сменив отца, сам вел хозяйство. С радостью совершила она продажу— она ничего не смыслила в рудниках, разработка которых, потогонная, жестокая, нередко преступная, положила начало богатству ее предков, этих грубых, беспощадных мужчин с плетью в руке и кинжалом наготове. Теперь Гильермина стала только землевладелицей, это выглядело более аристократично. Словно из грязи она вышла на мостовую. Она отменила план будущего обучения Родольфо— он помещик, и этого достаточно. Но если для нее были непонятны бурные события Революции, еще более непонятен, оказался характер сына. Можно было подумать, что андалуска донья Маргарита ожила и воплотилась, самым явным и нежелательным образом, в физическом и духовном облике своего внука. Трудно было бы сыскать более беспечного человека, чем этот Родольфо, он же, Фито, Себальос, и более не способного четко и аккуратно управлять большим поместьем.революция

— А как было в Революцию? — спросил однажды Налог, когда, годам к девяти, узнал, что был такой период.
— Вначале мама не испугалась,— отвечал Родольфо, его отец, вопросительно глянув на Асунсьон.
— Да-да,— подтвердила тетя Асунсьон.— Вначале не испугалась...
— А помнишь,— прервал ее Родольфо,— как в Гуанахуато стали съезжаться семьи из других штатов? Все бежали сюда.

— Это было в 1914-м,— сказала Асунсьон.— В войне, которую вел Карранса, творились чудовищные дела. Многие наши друзья из Коауилы, Сан-Луиса и Чиуауа нашли здесь приют. Да, это была катастрофа экономическая и, главное, моральная.
— Но мама была очень рада, что общество оживилось из-за приезда стольких новых людей, не так ли?
— О да. Приехали родственники, давние компаньоны отца, наши друзья и друзья наших друзей. Всех разместили в лучших домах города, и по поводу их прибытия устраивались балы. Все ходили на релйгиозные торжества. Было очень мило.
— А помнишь, бывало, кто-нибудь из другого штата пойдет рассказывать о насилиях да грабежах. Мама тогда говорила, что это, мол, не первая революция. Гуанахуато, мол, всегда был самым богатым штатом Мексики, и никто не посмеет его тронуть.
— Кладовая и житница Республики — всегда говорил папа. Но оказалось не так. В следующем году банда революционеров захватила наши земли. Да, Фито, ты ведь гам был тогда.
— Командиры и зернышка в амбарах не оставили. Я сказал маме, что дела наши очень плохи. Тогда-то она, по-моему, впервые испугалась.

— Худшее было впереди. Настоящий ужас охватил всех в следующем году. В Гуанахуато нагрянул головорез Вилья.
— Вообрази, сынок, мы все его боялись, и не зря. Он был из пеонов, мстительный, кровожадный. И вдруг он с девятью тысячами человек высаживается здесь, в Эль-Бахио. Гуанахуато тогда был оккупирован карранкланами, их генералы, Дусарт и... как бишь звали второго?
— Каррера.
— ...и Каррера расположили свой штаб здесь, в нашем доме. Тогда ты, Асунсьон, и твой муж бежали из Чанахуато. Помнишь?
— Да, мы только обвенчались. Оставаться было очень опасно. Мама нам разрешила ехать.
— Вы же могли уговорить ее поехать с вами.
— Чтоб мама бросила все это, бросила свой дом? Что ты говоришь?! Кроме того, мы были молоды. Мы ведь имели право повидать в жизни что-нибудь, кроме этой резни, Фито. Хотелось побывать в других краях...
— Да-да. Мама и дядя Бухучет укрылись в большой спальне.





{SHOW_TEXT}

Маргарита Мачадо, уроженка Кордовы была женщина умная Для предприятий этого вида со времени войны Президент Диас прошествовал под бронзовыми капителями и статуями Недаром мать перед смертью наставляла его Три дня подряд он объезжал верхом свое поместье В доме было полно солдат и лошадей В 1917 году, когда старик Бухучет скончался В декабре 1926 года он и Аделина обвенчались вступил затем в London School of Economics Белокурого и румяного, как его дед